Внутренне перемещенные лица в Харьковской области: факты и рекомендации


  • Примеры наших работ
  • Фабрика маркетинга
  • Мнение эксперта
  • Украина в цифрах
  • Внутренне перемещенные лица в Харьковской области: факты и рекомендации

     

    Аналитика группы "Информационное сопротивление" (ИС) при участии Yasno Research & Consulting Group

     

    17 февраля 2016 г. в Киеве состоялись парламентские слушания на тему "Стан дотримання прав внутрішньо переміщених осіб та громадян України, які проживають на тимчасово окупованій території України та на території, не контрольованій українською владою в зоні проведення антитерористичної операції". Актуальность вопроса очевидна, особенно – в свете обострения ситуации на Донбассе.

     

    Слушания в Верховной Раде дали возможность еще раз акцентировать для западных партнеров то, что ни о каком ослаблении санкций в отношении агрессора речь идти не может.

     

    На этом фоне было бы неплохо показать альтернативу – некое обобщение политики государства в отношении внутренне перемещенных лиц, которые выехали из Крыма и Донбасса на контролируемые Украиной территории.

     

    Группа ИС-Харьков (Харьковское отделение Центра военно-политических исследований) при участии Yasno Research & Consulting Group в октябре – декабре 2015 г. провела комплексное изучение ситуации в сфере безопасности Харьковского региона с учетом воздействия на регион общеукраинских факторов, в частности:

     

    • последствий применения нового закона о местных выборах
    • тенденций в сфере экономики (особенно - в контексте сворачивания связей с Россией)
    • бюджетной децентрализации
    • начала процесса укрупнение громад (создания СТГ)
    • реформы силовых органов (полиция, прокуратура)
    • оптимизации (сокращения) бюджетного сектора
    • декоммунизации
    • социальных последствий войны на Донбассе (в первую очередь – мобилизации и притока ВПЛ)

    Основные выводы, к которым мы пришли:

     

    - качественно решить проблемы ВПЛ при нынешнем их количестве, особенно – добиться полноценной интеграции в отрыве от решения проблем территории невозможно.

    - основным направлением помощи должны стать любые формы поддержки создания рабочих мест, в первую очередь – путем самозанятости.

    - инструментом развития территорий и поддержки МСБ должны стать постоянно действующие Ресурсные центры / Бизнес-инкубаторы, созданные в районах области по кустовому принципу.

    - эффективность оказания помощи можно значительно увеличить за счет проведения качественных исследований ситуации на локальном уровне, что позволит сделать помощь максимально адресной и направленной на решение именно тех проблем, для ликвидации которых она предназначена.

     

    МАСШТАБ ПРОБЛЕМЫ

     

    1. Точное число ВПЛ, которые реально находятся на территории Харьковской области, неизвестно.

     

    По данным регионального координационного штаба по вопросам ВПЛ в Харьковской области на 9 февраля 2016 г. официально зарегистрировано 212,6 тыс. переселенцев (более 152 тыс. семей).  Это 17,2% всех переселенцев из Крыма и Донбасса.

     

    Руководство региона неоднократно заявляло, что «вместе с незарегистрированными в области насчитывается более 300 тыс. ВПЛ». В интервью «Интерфаксу» (14.12.2015 г.) глава Харьковской  ОГА Игорь Райнин оценил общее число ВПЛ из Донецкой и Луганской областей в 380 тыс. человек. Вчера на встрече с представителями GIZ директор департамента соцзащиты ХОГА Юрий Шпарага, со ссылкой почему-то на «международные организации», указал цифру 350 тыс. человек.

     

    На практике ситуация следующая.

     

    Действительно, в Харьковской области есть ВПЛ, которые по разным причинам не регистрируются и не попадают в официальную статистику (особенно - мужчины). Действительно, летом-осенью 2014 г. и зимой 2015 г. число переселенцев одномоментно составляло более 320 тыс. человек.

     

    Однако по свидетельству и локальных органов власти, и благотворительных организаций после установления на Донбассе относительного затишья многие ВПЛ (40-50%) вернулись домой. Также уехали те, кто не смог устроиться либо решил искать пристанище в других регионах.

     

    Немало людей изначально регистрировалось в Харьковской области только с целью получения социальных выплат и пенсий. Если посмотреть на карту регистрации ВПЛ, видно, что 90% ВПЛ зарегистрированы в самом Харькове, а также в районах вдоль ж/д ветки Харьков-Изюм-Красный Лиман либо трассы М-03.

     

     

    Например, в городе Изюме (население менее 50 тыс. человек) по состоянию на 1 января 2016 г. было зарегистрировано более 23,9 тыс. ВПЛ. Из них 20,6 тыс. – это пенсионеры. Львиная их доля в Изюме не проживает, а приезжает с определенным интервалом для получения выплат.

     

    Для сравнения: в Харькове – 62,6 тыс. пенсионеров-ВПЛ, в Чугуеве и районе – 9,1 тыс., в Балаклее – 8,1 тыс.  Также непропорционально большое число ВПЛ зарегистрировано в Барвенковском и Боровском районах. Т.е., люди формально регистрируются в логистически доступных точках.

     

    В целом по области к началу года пенсии получали 148,9 тыс. ВПЛ  (71% от общего числа зарегистрированных ВПЛ, часть из них – трудоспособного возраста). Для сравнения – в Киеве доля пенсионеров среди ВПЛ – не больше 35%, во Львове – не больше 25%.

     

    Цифра 212,6 тыс. человек, которую дает региональный штаб, появилась «наростаючим підсумком». Т.е., туда включены все, кто зарегистрировался за полтора года, за вычетом тех, кто официально снялся с учета. Но поскольку никакого реального контроля за местонахождением ВПЛ нет - нет и объективных данных.

     

    По косвенным оценкам местных властей, волонтеров и благотворительных организаций в области с учетом незарегистрированных лиц постоянно находится порядка 125-135 тысяч ВПЛ. Это значительно больше, чем официально зарегистрировано в Днепропетровской или Запорожской областях, не говоря об остальных.

     

     

    2. То, что власти называют число ВПЛ, которое больше числа беженцев, постоянно находящихся в области, ни в коей мере не должно служить основанием для снижения поддержки региона. Наоборот.

     

    Во-первых, по мере нарастания социального кризиса на Донбассе поток переселенцев снова возрос, вернулась часть тех, кто уже был зарегистрирован, но выезжал на лето.

     

    Во-вторых, если «перемирие» перейдет в стадию масштабной войны, Харьков снова примет как минимум те же 300-320 тысяч беженцев. Инфраструктура обслуживания ВПЛ должна готовиться как минимум из расчета притока за короткий срок 150-200 тыс. человек.

     

    Такой инфраструктуры сейчас нет.

     

    ТЕКУЩАЯ СИТУАЦИЯ

     

    Если говорить в целом, то общая ситуация с ВПЛ в Харьковской области более-менее стабилизировалась. Самые острые проблемы решены или их градус снизился.

     

    По отзывам самих ВЛП, Харьковская область на данный момент предлагает самый лучший «пакет переселенца». Ввиду чего зафиксированы неоднократные случаи переезда в Харьков ВПЛ, изначально выехавших в другие области Украины.

    У этого «пакета» несколько составляющих.

     

    Во-первых, масса переселенцев с Донбасса имели родственников и знакомых в Харьковском регионе. Их принимали и помогали обустроиться не чужие люди. Особенно это касается юго-восточных районов области.

    Так, тысячи выходцев из Барвенково работали в Славянске и Краматорске. Они вернулись в свой район. Масса жителей Славянска, Краматорска, Горловки и даже Донецка имели дачи на территории Изюмского и Боровского районов. Они нашли убежище там.

     

    Во-вторых, в своей массе харьковчане отнеслись к беженцам с пониманием и сочувствием. Причем в селах и маленьких городках ВПЛ ощутили большее человеческое участие. Жители сел не могли дать много, но они давали искренне.

     

    В-третьих, огромную роль сыграли волонтерские организации (в частности, «Станция Харьков»), которые буквально с первых дней начали подхватывать ВПЛ и оказывать разнообразную помощь, пока власти собирались с мыслями.

     

    В-четвертых, эффективно сработали благотворительные организации и международные доноры. В Харьковской области развернули работу агентства ООН: УВКБ, ПРООН, МОМ, ЮНИСЕФ и др. Значительный объем гуманитарной помощи пришел по линии Красного Креста. Громадные усилия вложил Фонд «Каритас Украина» (его работа не так публично раскручена, но действительно масштабна и заслуживает уважения).

     

    Поддержка пришла по линии Датского и Норвежского советов по вопросам беженцев, GIZ, Международного фонда «Возрождение», польской организации PCPM и других. Не сразу (в силу формальных процедур), но с большим объемом помощи подключились структуры ЕС.

     

    В декабре были анонсированы результаты первого этапа кредитной линии Европейского инвестиционного банка на 242 млн грн., которые пойдут на модернизацию 21 объекта социальной инфраструктуры. 60 млн. грн. поступит на ремонт 12 объектов в рамках кредитной программы УФСИ и т.д.

     

    В плане оперативности принятия решений все отмечают американцев и немцев. В плане гибкости отдают должное полякам, которые выходят за рамки устоявшихся шаблонов оказания помощи, если необходимо.

     

    В-пятых, Харьков оказался привлекательным в силу наличия специфической инфраструктуры. Особенно – медицинской. Например, в Харьковскую область приехали десятки тысяч переселенцев с онкозаболеваниями, с нарушениями эндокринной системы, опорно-двигательного аппарата и др. Естественно, это создало избыточное давление на лечебные учреждения.

     

    В 2015 г., по официальным данным, 21,9 тыс. ВПЛ было назначено стационарное лечение, 65,4 тыс. помощь была оказана амбулаторно. Почти 20 тыс. человек получили психологическую помощь от штатных психологов ГСЧС. Поэтому целевые вложения в модернизацию и создание запаса прочности для харьковской медицины крайне необходимы. Необходимо увеличение бюджетных квот.

     

    Это в полной мере относится и к образованию. По состоянию на 1 января 2016 г. в целом по области в школу пошли 5382 ребенка ВПЛ. Еще 1822 ребенка устроено в садики. Это больше, чем число детей в среднестатистическом районе области. Соответственно, нужно предусмотреть средства в рамках образовательных субвенций, которые сейчас перечисляются в местные бюджеты из государственного, как минимум на «+ один район». Но этого не происходит, на локальном уровне вынуждены сами закрывать эти расходы.

     

    Следует отметить, что официально в области зарегистрированы более 24 тыс. детей ВПЛ. Порядка 3,5 тысяч из них составляют студенты ВУЗов, небольшая часть – учащиеся ПТУ и колледжей.

     

    Что касается действий органов власти, тут нужно сделать несколько оговорок. По мнению разных респондентов, наиболее  компетентным органом, среди занимавшихся проблемами ВПЛ, является Главное управление ГСЧС в Харьковской области. Однако на данный момент основные полномочия по сопровождению ВПЛ переместились к системе социальной защиты и миграционной службе. Но к ним есть масса претензий. Региональный координационный штаб по вопросам ВПЛ фактически поставлен на паузу.

     

    По состоянию на 1 января 2016 г. различные виды помощи от государства в Харьковской области получили 75,7 тыс. семей ВПЛ.

     

    В целом можно сказать, что далеко не всё происходило ровно, но и коллапса не произошло (волонтеры и доноры подставили плечо). Часть проблем связана с нерасторопностью и непрофессионализмом чиновников на местах. Часть – с формальностями всеукраинского уровня. Областная власть была хоть и не безупречной, но в целом эффективной в плане привлечения международной помощи, что создает условия для её наращивания.

     

    СТРУКТУРА ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ

     

    Сейчас наступил этап, когда изменился общий контекст работы с переселенцами. На первый план выходит вопрос не гуманитарной поддержки базовых потребностей, а интеграции ВПЛ в местные громады.

     

    Чтобы качественно решить проблему интеграции, необходимо иметь инструментарий для деления ВПЛ на группы, дабы применять адресные меры.

     

    Во-первыхнеобходимо выделить группу людей, которые не собираются возвращаться на Донбасс. Сейчас такой статистики нет, есть только разные оценки.

     

    По оценке ГСЧС, решение интегрироваться есть не более чем у 30-40% переселенцев. Остальные будут искать возможность вернуться домой. Благотворительные организации и местные власти называют еще меньшую цифру – остаться хочет 10-20%. В основном это предприниматели, студенты, семьи с детьми, отчасти – лица с медицинскими потребностями.

     

    Если принять во внимание абсолютные цифры, то число тех, кто собирается остаться, находится в диапазоне 30-40 тыс. чел. С прагматической точки зрения именно этим людям нужно в первую очередь обеспечить рабочие места, жилье, социальную поддержку. Памятуя о том, что число желающих остаться будет расти.

     

    Во-вторых, те, кто оставаться не собирается, тоже должны быть как-то устроены. Иначе они будут создавать проблемы и себе, и Харькову.

     

    По данным прокуратуры, в среднем по области уровень преступности вырос на 13,6%. Но в том же Изюме – на 35%, в основном – за счет роста числа краж. Рост преступности с наплывом ВПЛ связать нельзя, потому что такая статистика формально отсутствует. Но для людей эти формальности ничего не значат, в большинстве винят ВПЛ.

     

    Основная масса ВПЛ сохраняет плотный контакт с оккупированными территориями. Распространенной является практика разделенных семей, когда часть выезжает, но кто-то остается присматривать за имуществом (80% переселенцев имеют собственное жильё на Донбассе). В летний период постоянными были выезды ВПЛ на огороды.

     

    Таким образом, должен быть набор и долгосрочных решений, обеспечивающих полноценную интеграцию, и временных мер, купирующих риски, но баланс должен измениться в сторону интеграции.

     

    ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВПЛ / с ВПЛ