Пенсия – дело молодых (часть I)


  • Примеры наших работ
  • Фабрика маркетинга
  • Мнение эксперта
  • Украина в цифрах
  • Пенсия – дело молодых (часть I)

     

    В 2015 году в Украине планируется проведение пенсионной реформы. Кабинет министров А.Яценюка намерен ввести обязательную накопительную пенсионную систему и ликвидировать спецпенсии. Это основные инновации недавно внесенного в Верховную Раду правительственного законопроекта.


    Реформа будет касаться не столько пенсионеров, сколько молодежи. Введение накопительного уровня пенсионной системы будет обязательным для всех украинцев в возрасте до 35 лет.

     

    Несоответствие ожиданий и реалий


    Реформированием пенсионной системы Украины занималась каждая правящая команда. Однако ни одной из них пока так и не удалось добиться декларируемой цели – существенного увеличения размеров пенсионных выплат украинцам. Реального, а не номинального увеличения.


    Почему так происходит?


    В самом общем виде ответ довольно прост – ориентиры и ожидания населения Украины относительно размеров пенсий не соответствуют финансово-экономическим и демографическим реалиям, ресурсам и перспективам страны.
    «Повышение пенсий» – один из наиболее востребованных конструктов украинского политического дискурса, заклинание или мантра большинства отечественных политиков. Их мотивы понятны, ведь пенсионеры это самая большая социальная группа в стране и, следовательно, наиболее многочисленный сегмент электората.


    Коллизия состоит в том, что ситуация в пенсионной сфере Украины катастрофическая, и перспектив ощутимо ее улучшить в ближайшее время нет, однако публично признать это обстоятельство для любого политика означает утратить карьерную перспективу.


    Поэтому политический и управленческий класс Украины вводит в заблуждение общество, навязывая ему ложные представления и ориентиры. В стремлении протиснуться между Сциллой экономической реальности и Харибдой политической целесообразности элиты обещают народу заведомо неосуществимое, а именно – пенсии «как в Европе».


    Завышенные ожидания относительно пенсионного «светлого будущего» являются одним из главных мотивов европейского геополитического выбора украинцев. В условиях  патерналистски настроенного общества этот выбор во многом обусловлен развитым социальным обеспечением в европейских странах, и, прежде всего, высокими пенсиями европейских граждан.


    Ценности, свободы и права человека – это понятные и привлекательные интеграционные смыслы для относительно немногочисленной прослойки убежденных проевропейских либералов. А вот европейский пенсионер в шортах, путешествующий по миру на заслуженном отдыхе, – гораздо более сильный и убедительный образ для широких масс населения. Иными словами, украинцев в Европе привлекает и убеждает не столько образ жизни, сколько уровень жизни.


    Однако перейдем от абстрактных рассуждений к конкретным реалиям.

     

    Расходы высокие, пенсии низкие

     

    Парадоксально, но имея в Украине самые высокие на европейском континенте государственные расходы на пенсионные выплаты, украинцы получают самые низкие в Европе пенсии.

    На представленном графике видно, что в 2010-14 гг. доля пенсионных расходов в ВВП Украины колебалась в диапазоне 16,0% - 17,7%, что является высоким уровнем.


    Для сравнения скажем, что в странах Европейского Союза этот показатель в среднем примерно в два раза ниже – 8-9%. Даже в наиболее «расточительных» Франции и Австрии доля пенсионных выплат находится на уровне 12% от ВВП, а, например, в Португалии и Греции она составляет порядка 11%.


    И это в «социально-ориентированной» Европе. А, скажем, в более либеральном англосаксонском мире на пенсии тратят еще меньшую долю национального богатства.


    Проблема для Украины заключается в том, что столь высокие пенсионные расходы существенно ограничивают внутренний инвестиционный потенциал страны, обескровливают национальную экономику, забирая у нее значительные средства, которые могли бы быть направлены на развитие и способствовать экономическому росту.


    Дальнейшее наращивание доли пенсионных расходов в Украине, по закону обратной отрицательной связи, обернется более низкими зарплатами, и, в конечном счете, более низкими пенсиями.


    Еще в 1990-ые – первой половине 2000-ых годов доля пенсионных расходов Украины находилась на вполне среднеевропейских уровнях и не превышала 10% ВВП.


    Резкий рост размеров пенсий начался во время подзабытого уже предвыборного противоборства В. Януковича и В. Ющенко в 2004 году. С тех пор повышение пенсионных выплат стало неизменным атрибутом практически каждой избирательной кампании в Украине и иногда приводило к довольно странным последствиям. Например, был период, когда размер минимальной пенсии превышал размер минимальной заработной платы.

     

    Вечный дефицит


    Примерно с того же времени, с середины 2000-ых гг., отмечен значительный рост дефицита Пенсионного фонда Украины (ПФ) и существенное увеличение ежегодных трансфертов в фонд из государственного бюджета.

     

    В Пенсионном фонде уже давно не хватает денег на выплату всех пенсий. И с каждым годом эта нехватка становится все больше. Поэтому пенсии выплачиваются не только за счет отчислений от зарплат, но и за счет других налогов.

    На графике представлены основные параметры бюджета Пенсионного фонда на 2015 год. Его структура ничем принципиально не отличается от бюджетов предыдущих лет десяти.


    Расходы ПФ в текущем году предусмотрены в размере 253,4 млрд грн. При этом, собственные доходы фонда составят всего 172,5 млрд грн., а компенсировать недостающие средства предполагается трансфертами из государственного бюджета на сумму 80,9 млрд грн.


    Как видно, треть пенсионных выплат осуществляется не из ПФ, а непосредственно из государственного бюджета Украины. То есть даже нынешние полунищенские пенсии украинцев обеспечиваются зарплатами работающих сограждан всего лишь на две трети.


    Эта ситуация сохраняется вот уже свыше десяти лет и в обозримом будущем вряд ли улучшится, скорее – наоборот, поскольку сколь-нибудь значимого роста зарплат ожидать не стоит, а вот сокращение количества работающих граждан (и, следовательно, платящих взносы в Пенсионный фонд) неизбежно по демографическим причинам. Таким образом, не просматривается и реалистичных перспектив сокращение или, тем более, ликвидации дефицита ПФ.


    В этом смысле небезынтересно будет сопоставить масштабы двух бюджетов Украины – пенсионного и государственного. Расходы госбюджета 2015 г., после внесения изменений в марте текущего года, предусмотрены на уровне 566,9 млрд грн. (детальнее: Про внесення змін до Закону України "Про Державний бюджет України на 2015 рік"). Сюда входит и общий, и специальный фонды.


    Если вычесть две фактически наибольшие расходные статьи, а это вышеупомянутые трансферты на пенсии в размере 80,9 млрд грн. и обслуживание госдолга, на что предусмотрено  74,7 млрд грн., то получается такая финансовая картина.

     

    В 2015 году в Украине предполагается потратить 253,4 млрд грн. на пенсии, и 411,3 млрд грн. на всё остальное – образование, здравоохранение, науку и культуру, регионы, оборону и остальных силовиков, инфраструктуру, не пенсионные социальные выплаты и пр. Таким образом, пенсионные деньги занимают всё более значительную долю в государственных расходах.


    Но все же финансовый вопрос – не главный.

     

    Половозрастная пирамида – от ёлки к груше


    Фундаментальная проблема пенсионной системы Украины – демографическая ситуация.


    Солидарные пенсионные системы основаны на расширенном воспроизводстве населения, когда последующие поколения многочисленнее предыдущих возрастных когорт. Попросту говоря – когда детей больше, чем родителей.


    При такой структуре численность работников выше численности пенсионеров и солидарная система функционирует эффективно. Поэтому и время массового внедрения солидарных пенсионных систем (первая половина ХХ века) пришлось на эпоху относительно высокой рождаемости и общего роста численности населения.


    Однако к началу ХХI столетия демографическая ситуация, прежде всего в развитых странах и странах, где преобладает белое население, претерпела поистине драматичные изменения. Урбанизация, прорывные достижения в медицине, массовое образование, гендерное выравнивание, распространение гедонистических ценностных установок и другие факторы привели к снижению рождаемости, снижению смертности и увеличению продолжительности жизни. Эти обстоятельства, в свою очередь, привели к тому, что население этих стран перестало себя воспроизводить.


    Новая демографическая реальность поставила перед современными обществами новые вызовы.

     

    Кризис пенсионной системы наблюдается не только лишь в Украине, это глобальный вызов. Просто в более развитых странах острота этого кризиса пока сглаживается за счет более высокого возраста выхода на пенсию и наличия диверсифицированных пенсионных систем с накопительным уровнем и частными пенсионными фондами.

     

    Масштаб и характер изменений в половозрастной структуре населения Украины отражены на графиках, представленных ниже.

     

    1959 год взят за точку отсчета по той причине, что приблизительно в это время в Советском Союзе была введена действительно всеобщая пенсия.


    В 1956 году Верховным Советом СССР был принят закон про государственные пенсии, которым вводились пенсии по возрасту, по инвалидности и в связи с потерей кормильца. Отметим, что и по сей день – это основные категории пенсионеров.
    До принятия этого законодательного акта пенсии в советском государстве получали лишь отдельные категории работников и служащие.


    Государственные пенсии колхозникам (а это основная масса сельского населения) были введены советской властью и вовсе только в 1964 году. Таким образом, полный охват пенсионным обеспечением всех категорий населения был завершен фактически всего лишь 50 лет назад.


    График 2001 года составлен по итогам последней прошедшей в Украине переписи населения и дает представление о развитии ситуации в динамике.


    На графике 2014 года отображена актуальная половозрастная структура населения Украины.


    Приведенные графики содержат массу разнообразной информации, однако нас, прежде всего, интересует соотношение численности разных поколений.


    График 1959 года напоминает ёлочку – наиболее многочисленные поколения расположены в самом низу, это дети и молодежь. Это идеальная для солидарной пенсионной системы поколенческая структура. Отчетливо видны периоды низкой рождаемости в годы Первой мировой и гражданской войн, Голодомора 1932-33 гг. и в годы Второй мировой войны. Но они не меняют общей картины.


    График 2001 года по своим очертаниям больше похож на плод груши – широкая середина и сужающееся книзу основание говорит нам о малом количестве детей и о том, что наиболее многочисленные поколения находятся в зрелом возрасте. Подобная структура все еще вполне приемлема для полноценного функционирования солидарной системы, но уже ставит под сомнение ее дальнейшие перспективы.


    График 2014 года показывает небольшое расширение основания – это дети последнего многочисленного поколения, родившегося в 1980-ые годы. Однако это несущественный прирост. На графике четко видно, что сегодняшних детей меньше не только чем их родителей, но и меньше, чем их бабушек и дедушек, находящихся сейчас либо в предпенсионном возрасте, либо в начале своей пенсионной жизни. Также на графике заметно, например, что даже поколение нынешних прабабушек (женщин, родившихся в 1936-40 гг.) более многочисленное, чем поколение их правнучек.

     

    Столетие старения


    Из приведенных графиков ясно видно, что в ближайшие два десятилетия на рынок труда Украины выйдет значительно меньше работников, чем уйдет с него на пенсию. Соответственно, плательщиков пенсионных взносов станет намного меньше, а пенсионеров намного больше. Это нанесет мощнейший, возможно – непоправимый удар по солидарной пенсионной системе страны.


    Большинство развитых стран мира (практически вся Европа) находится в очень похожей демографической ситуации. В них также происходил масштабный послевоенный «бэби-бум» в период со второй половины 1940-ых до середины 1960-ых годов, за которым последовало значительное снижение рождаемости.

     

    Сокращение рождаемости в мире – это длительный и устойчивый демографический тренд, он имеет глубинные социокультурные основания и никаких предпосылок для перелома этого тренда пока что не просматривается.


    Падение рождаемости характерно как для развитых государств, так и для развивающихся стран, это общепланетарное явление. Важный нюанс состоит в том, что развитые страны уже перестали воспроизводить свое население, а развивающиеся государства все еще нет, это произойдет лишь в течение ближайших десятилетий.


    Соответственно, во многих развитых странах, как и в Украине, отмечается сокращение численности населения, и практически повсеместно наблюдается старение населения.


    Причем этот процесс развивается стремительными темпами. За последние 25 лет средний украинец постарел на 4 года. Если в 1989 году медианный возраст жителя Украины составлял 36,5 лет, то в 2014 он достиг 40,6 лет.


    Добавим, что в нашей стране женщины старше мужчин более, чем на 5 лет – средней украинке 43 года, в то время как среднему украинцу 37,8 лет (подробнее смотрите здесь –
    Всеукраинская перепись населения).


    Отметим здесь, что именно старение для пенсионных систем является более значимой угрозой, чем сокращение населения, которому обычно уделяется больше внимания в СМИ. Западные демографы даже называют XXI век «столетием старения», считая, что именно увеличение среднего возраста жителей Земли окажет наибольшее влияние на политическую, экономическую и культурную жизнь планеты в ближайшие сто лет.


    Также как и Украина, развитые страны столкнулись с сокращением предложения рабочей силы и увеличением «навеса» пенсионеров и работников предпенсионного возраста.

     

    Основные рецепты


    В этой связи интересно, каким образом развитые общества отвечают на эти вызовы, как пытаются решить проблему неизбежной нехватки трудоспособного населения для нормальной работы экономики и пенсионной системы, и возможно ли применение этих решений в Украине?


    До недавнего времени достаточно перспективным решением представлялась трудовая миграция.


    В большинстве развивающихся стран наблюдается высокая рождаемость, и развитые страны извлекли из этого выгоду. На определенном этапе привлечение большого количества рабочих рук из стран третьего мира способствовало сохранению высоких темпов экономического роста в богатых обществах.


    Однако чем дальше, тем становилось яснее, что этот рецепт в большей степени подходит для стран, которые сами имеют миграционную природу происхождения, например, таких как США или Канада. В Европе же массовая трудовая миграция, в конечном счете, породила новые этнические и межконфессиональные противоречия, рост преступности, социальное напряжение, а также огромные опасения коренных жителей в утрате культурной идентичности. Лидеры ведущих европейских государств, таких как Германия, Франция, Великобритания в последние годы открыто заявляют о крахе концепции мультикультурализма.


    Сегодня уже ясно, что миграция это временное, промежуточное решение проблемы.


    Заметим, что трудовая миграция не подходит для Украины в силу экономических реалий – в нашей стране не наблюдается ни динамичного экономического роста, ни нехватки рабочих рук, ни увеличения количества создаваемых рабочих мест. Напротив, в течение последних десятилетий отмечен процесс масштабной трудовой эмиграции из Украины в другие страны.


    Более очевидный и широко практикуемый рецепт поддержки дееспособности солидарной пенсионной системы – повышение возраста выхода на пенсию.


    В принципе, самые богатые государства и так имеют наиболее высокие возрастные рубежи выхода на заслуженный отдых, тем не менее, большинство развитых стран (особенно – в Европе) сейчас находятся в процессе постепенного повышения пенсионного возраста.


    Так, например, в Великобритании пенсионный возраст увеличивается с 65 лет до 66 лет к 2020 году, до 67 лет к 2028 году. В официальных планах увеличить его до 70 лет к 2060 году. Аналогично в Германии: возраст выхода немцев на пенсию поднимается с 65 лет до 67 лет к 2029 году. Также до 67 лет поднимается возрастная планка во многих скандинавских странах – Дании, Швеции, Исландии.


    Идентичные процессы происходят и в более близкой к нам Восточной Европе. Например, в Польше возраст выхода на пенсию для мужчин поднимается с 65 лет до 67 лет к 2020 году, а для женщин – с 60 лет до 67 лет к 2040 году. В Румынии мужчины уже уходят на заслуженный отдых с 2015 года в возрасте 65 лет, а женщинам планируется повысить планку до этого же уровня с нынешних 60 лет к 2030 году.


    В Украине этот рецепт уже однажды был использован в ходе реформы 2011 года, когда пенсионный возраст для женщин подняли с 55 лет до 60 лет к 2022 году, а для мужчин госслужащих – до 62 лет.


    Кстати, в Украине реформа 2011 года является пока единственным примером проявления реальной политической воли в пенсионном вопросе и принятия непопулярных решений. Помимо увеличения пенсионного возраста, был, например, значительно увеличен трудовой стаж, необходимый для начисления пенсии – для мужчин с 25 лет до 35 лет, для женщин с 20 лет до 30 лет.


    Вместе с тем, вполне очевидно, что сделан только лишь первый шаг на этом пути. Пенсионный возраст в Украине будет подниматься еще неоднократно, и страна обречена двигаться в русле вышеописанного общеевропейского тренда.
    Еще один достаточно эффективно работающий в богатых обществах механизм – диверсификация пенсионной системы за счет развития накопительной составляющей (как обязательной, так и добровольной), а также внедрения различных профессиональных/корпоративных пенсионных выплат.


    Собственно, введение в Украине обязательной накопительной пенсионной системы и составляет суть предполагаемой реформы 2015 года, о которой мы поговорим в следующей статье.

     

     

     

    А.Кузниченко, политический эксперт

    © 2013, Yasno Research & Consulting Group ®
    Все права защищены

    228 06 38

    (044)

    Киев:


    751 09 62

    (057)

    Харьков:

    info@yasno-group.com