О рынке коммерческого танца в Украине


  • Примеры наших работ
  • Фабрика маркетинга
  • Мнение эксперта
  • Украина в цифрах
  • О рынке коммерческого танца

    Мнение основателя школы современного танца "ЮРИС" Алексея Рагулина

     

    Сегодня вряд ли найдется человек, который ничего не слышал хотя бы об одном из танцевальных телевизионных шоу: «Танцуют все», «Танцы со звездами», «Большие танцы», «МАЙДАНС». Никого не удивил и массовый интерес к танцам, который нахлынул после первых ТВ-проектов. Но что происходит в сфере коммерческого танца сейчас, когда волна интереса и к шоу, и к танцам пошла на убыль? Оценить ситуацию нам помог основатель школы современного танца «ЮРИС» Алексей Рагулин.

     

    Алексей Рагулин – тренер детского образцового спортивно-танцевального ансамбля «Стелз» (эстрадный танец), основатель школы современного танца общественной организации Центр развития личности «ЮРИС». Чемпион мира 1998 г. (Япония) по Wheelchairdance, серебряный призер чемпионата мира по Стандарту (Standard), двукратный чемпион Европы по латиноамериканским танцам (Latin), чемпион Украины по латиноамериканским танцам (Latin) и Стандарту (Standard), абсолютный обладатель кубка мира по Стандарту (Standard).

     

    Школа танцев «ЮРИС»– коммерческий проект. Она была создана в 2001 г. на базе общественной организации «Центр развития личности «ЮРИС». В школе представлено два направления – бальные танцы и современные танцы.

     

    Основной идеей создания школы и проекта современных танцев была идея массового комплексного обучения. Вначале, до появления в Украине танцевальных шоу-проектов, школа привлекала к себе желающих наличием сайта, грамотной программой и понятными критериями набора – без смешения возрастов и уровней подготовки. Фактически в 2001 г. «Юрис» была первой танцевальной школой, у которой был свой сайт. Кроме того,«Юрис» является одной из немногих танцевальных школ Киева, деятельность которой лицензирована и оформлена официально: программа, созданная тренером, позволила получить лицензию на обучение 300 человек, был заключен договор со средней школой, где арендуется помещение, получены все необходимые разрешения.

     

    Многие сложности, с которыми на сегодняшний день сталкивается рынок коммерческого танца, обусловлены, с одной стороны, последствиями влияния ТВ-шоу, с другой – незрелостью рынка и отсутствием механизмов его правового регулирования. До момента появления телевизионных шоу рынок был стабилен. Были основные игроки, которые давно на нем работали, и все желающие знали кто, где и что преподает. С началом телевизионных танцевальных проектов рынок стал быстро расти. Волна интереса к танцам пришлась на экономический кризис, когда все искали возможности и способы заработать. Для человека, который умеет танцевать, самым простым решением стало преподавание. В качестве танцевальных залов использовались любые помещения – на базе школ, ЖЭКов, клубов, даже квартиры арендовали и переделывали их в танцевальные залы.

     

    С одной стороны, это имело позитивные результаты. Вырос и интерес к танцам, и предложение на рынке. Любой желающий сейчас может выбрать интересующую его по направлению, удобную по месторасположению, времени занятий и доступную по финансовым затратам, школу танцев.

     

    "С другой стороны, в 95% танцевальных школ и студий сейчас преподают не профессионалы, то есть люди, которые не имеют профильного образования, а 99,9% коллективов работают нелегально".

     

    Сегодня организовать танцевальную школу может любой желающий. Правовой базы, которая бы регулировала обучение танцам на коммерческой основе, не существует. В перечне видов деятельности, которые подлежат лицензированию, графы «преподавание танцев» вы не найдете. Соответственно и требований к этому виду деятельности не установлено.

     

    Хотя сейчас специалистов стало значительно больше. Если в 90-е годы в Киеве был единственный институт и одна единственная кафедра хореографии, где в год выпускали до 30 специалистов, то сейчас в столице есть пять вузов с соответствующей специальностью, открылось много специализаций и стало возможным как очное, так и заочное обучение. Но среди педагогов школ танцев по-прежнему большинство - за непрофессиональными преподавателями. Разница в стиле преподавания между специалистом и неспециалистом колоссальная. Специалист знает методику преподавания, обучает, как правильно раскладывать танец, показывает, из чего он состоит. Специалист, какова бы не была его специализация, знает базовые элементы классического танца, народной хореографии, хотя бы небольшие паттерны современного танца, умеет говорить и объяснять. Неспециалисты, как правило, только показывают движения по принципу «делай как я, делай со мной, делай лучше меня».

     

    "Нелегальный способ существования коммерческого танца неизбежен. Он позволяет выживать в условиях высокой арендной платы за помещение. Если студия или школа зарегистрированы – их расходы выше, за аренду приходится оплачивать почти в два раза больше".

     

    Но тот факт, что в большинстве школ преподают неспециалисты и, занимаясь своей деятельностью нелегально, никакой ответственности они не несут, означает высокий уровень психологических и физиологических рисков для людей, которые приходят обучиться танцу. Психологические травмы возникают потому, что человек, насмотревшись шоу, полагает, что в танце все легко и просто. Физиологические риски связаны с неправильными физическими нагрузками. Если специалисты дают дозированную нагрузку, чередуя движение и отдых, и человек после занятий испытывает еще больший приток энергии, чем до занятий, то неспециалист может давать очень большие нагрузки, которые сразу человек не ощутит, а спустя годы начнутся проблемы со здоровьем.

     

    Физиологические и психологические риски связаны также и с тем, что многие коллективы убрали деление групп по возрасту. В одну группу набирают и детей, и взрослых. Но физиология и психология людей разных возрастных групп существенно отличается. И то, что хорошо для одних, плохо других. При профессиональном подходе есть серьезное и обоснованное разделение по возрастам: 5-6 лет, 7-8 лет, 9-10, 11-12 и т.д. с разрывом где-то в 1-2 года, дальше идут студенты и работающие взрослые. В коммерческом танце сейчас все смешанно, в лучшем случае разделяют на детские группы (с 5 до 10-11 лет), подростковые группы (с 4 по 11 класс) и смешанные студенческо-взрослые группы.

     

    Риски обучающихся возвращаются танцу бумерангом репутационных и финансовых издержек. Человек, который «попал» на неспециалиста и не смог научиться танцу, уйдет из коллектива, рассказав знакомым, что в этот коллектив не стоит идти. В результате коллектив не сможет удержать людей, набрать достаточное количество новых участников, и проект рано или поздно закроется. Учитывая, что такие коллективы и школы не единичны, и что люди уже перенасыщены танцевальными шоу, в обществе складывается негативное отношение к танцам.

     

    "Людей, желающих обучиться танцам, становится все меньше и меньше. Мы наблюдаем массовое закрытие танцевальных школ и студий".

     

    Как ни парадоксально, но чтобы избежать всего этого и исключить дилетантов из процесса преподавания танцев, достаточно просто ввести лицензирование деятельности. Поскольку написать программу, необходимую для получения лицензии, может только человек, который хотя бы что-то понимает в обучении и имеет профильное образование. Пока никто ничего не проверяет, коммерческий танец полностью зависит от моды и волн популярности.

     

    Специфика рынка коммерческого танца

     

    "Три кита коммерческого успеха танца – это помещение, большое количество желающих обучаться и возможность использовать дополнительные схемы доходов".

     

    Найти хорошее помещение в Киеве сейчас непросто. Все хорошие залы заняты серьезными коллективами, которые давно работают на рынке. Основная же масса помещений сдается в аренду по принципу почасовой оплаты (в зависимости от месторасположения и возможностей самого зала стоимость аренды в среднем составляет 150-300 грн. в час) и на крайне нестабильных условиях. В любой момент тренеру могут сказать: «Извините, в это время у нас будут заниматься другие». Коллектив разлетается, и собрать его обратно очень сложно.

     

    Далее, чтобы танцевальный проект оправдывал себя, нужна массовость. Когда много коллективов и везде «танцуют все», о себе нужно заявлять, начиная от столбовой рекламы, набивки на асфальте и заканчивая Интернетом. Например, если раньше контекстная реклама была в диковинку, то сейчас между танцевальными школами за нее идет жесткая драка. Но самая лучшая реклама коллектива – это участие его тренера в телевизионном шоу.
    Известность позволяет использовать свое имя как бренд и организовывать мощные школы. Например, кто раньше слышал о танцевальном центре «My way» и Александре Бобике? Стоило только ему один сезон посидеть в жюри, и его театр танца стал популярным. Безусловно, кроме медийной известности был еще огромный труд по раскрутке и удержанию своего бренда, но без нее он бы не дал такого результата. Аналогичный пример – «Школа танцев Чапкиса». Кто знал о Григории Чапкисе, кроме специалистов-народников? Для народников Г. Чапкис – легендарная личность. Он танцевал в ансамбле танца Украинской ССР Павла Вирского и был ярким примером для всех. Но среди широких масс он не был известен. Никто и ничего о нем не знал, пока он не появился на экране. Тоже самое можно сказать и о многих остальных участниках шоу.

     

    Сейчас людей привлекает бренд. Но, справедливости ради, следует отметить, что в танцах даже бренд не всегда спасает. Потому что приходят обучаться, выбирая бренд, а остаются на специалиста. Важно не только создать имя, но и собрать хороший коллектив педагогов.

     

    Для обычных школ и студий, у которых нет известного имени, есть определенный лимит рентабельности. Например, если школа или студия существуют легально, то в танцевальной группе должно заниматься как минимум 25 человек. Это позволяет перекрыть официальную и неофициальную плату за аренду, выплатить зарплату тренеру и что-то заработать. При меньшем количестве занимающихся коллектив будет работать в ноль или в минус. Если школа работает в нелегальном формате, то в группе должно быть порядка 18 человек. Учитывая, что активный интерес к танцам, который был просто данью моде, прошел, массового спроса на обучение танцам сейчас нет, многим коллективам крайне сложно работать рентабельно.

     

    Есть в танцах и схемы дополнительных доходов, но это достаточно узкий коридор. Финансовая модель коммерческого танца выглядит так. Первый источник доходов – это плата за обучение. Второй – плата за форму, костюмы. Дополнительные деньги дают зачеты, аттестации, выезды на сборы, семинары, фестивали. Но использовать второй и третий пункты могут позволить себе не все танцевальные направления. Например, в современных танцах форма для занятий вольная, в фестивалях и конкурсах участвуют тоже не все. Остается только первый источник доходов, который ограничивается спросом, площадью зала и энергетикой тренера – насколько ее хватает, чтобы удержать массу. То есть в целом заработки в танцах невысокие.